lunes, 23 de enero de 2012

Уголовный счётный суд

19/01/2012
Эрнесто Экайзер
Перевод Антона Айрапетова
Оригинал здесь

Надо будет разобраться в том, что уже становится известным как "Закон Монторо", по которому, как вчера предупредил министр Финансов, будут привлекаться к уголовной ответственности государственные менеджеры, по всей видимости за преступления, связанные с невыполнением ограничения бюджетного дефицита. Всё это смахивает на пропагандистскую операцию, что, однако, не исключает возможность изменения законодательства. Почему? Факт тот, что в своих объяснениях министр привёл как примеры этих преступлений фальсификацию бухгалтерии и сокрытие счетов.




Предварительное обсуждение криминализации подобных нарушений уже имело место осенью в Астурии, впоследствии пропагандистского предложения правительства под руководством Ф. Альварес-Каскоса, лишить пассивного избирательного права его предшественника, В. Альвареса, за отклонения бюджетного дефицита. Эта идея пришла ему в голову после срочного принятия в августе реформы конституционно ограничивающей бюджетный дефицит (инициатива, уже принятая Германией, по подобию Швейцарии, в 2009 году).

Эта криминализация воскрешает, грубо говоря, так называемый "счётный суд" толедского двора, средневековый институт, действующий при Карле V под влиянием финансовой системы Нидерландов. (Разве не высказал, как раз, на днях А. Мас в интервью газете Financial Times желание каталонцев стать Голландией периферии, простите - Юга?)

Но то, что предлагает Монторо можно назвать "уголовным счётным судом", так как вся испанская административная практика надзора за бюджетным учётом происходит, на сегодняшний день, в Счётной Палате.

По мнению Р. Пунсета, профессора Конституционного Права Университета Овьедо, нет пробелов в законодательстве, регулирующем невыполнение ограничения бюджетного дефицита. Так как за все нарушения -в том числе и за упомянутые вчера Монторо- уже предусмотрена тройная ответственность: учётная, уголовная и политическая. Народная Партия имеет обычай предлагать ужесточение наказаний, как волшебное решение, каждый раз, как возникает какое-то судебное дело с широким общественным откликом. А теперь, в зависимости от того, что нам уготовит "Закон Монторо", похоже готовится применение Уголовного Кодекса к функционированию самой капиталистической системы.

Но не лучше ли было бы поставить верный диагноз кризису? Это и предложил аналист Standard & Poors (немец!) Мориц Кремер: "Мы считаем, что диагноз кризиса, поставленный политиками и обеспокоенный лишь жёсткой экономией бюджетных средств, лишь частично опознаёт его причины. Следовало бы придать больше значения нарастающим дисбалансам внутри еврозоны в положениях внешнего финансирования, в сальдо cчетов текущих операций, в которых немало виноваты расходящиеся тенденции конкурентоспособности."

Американский экономист Ирвинг Фишер в 1933 году дал объяснение росту задолженности: "Сверхзадолженность состоит просто в том, что долги пересекли некую грань, стали слишком велики по сравнению с другими экономическими факторами. К ней ведут разные пути, но из них чаще всего встречается появление новых инвестиционных возможностей с крупной прибылью в перспективе. Шальные деньги - основная причина сверхзадолженности." Полиция и судьи не могут решить эту проблему. И Монторо знает это лучше любого.

No hay comentarios:

Publicar un comentario en la entrada