domingo, 14 de febrero de 2016

Всё, что вы не хотите читать о педерастии


Писательница Бель Олид пишет по поводу скандала, разгоревшегося вокруг дела о сексуальном насилии, которое на протяжении долгих лет практиковал над своими воспитанниками преподаватель физкультуры Хоакин Бенитес в религиозной школе Малых братьев Марии в Барселоне.

Автор: Бель Олид (писательница, переводчица, преподаватель, председатель Ассоциации каталанских писателей)
Оригинал


«Мне не нравится, когда меня называют педерастом», говорит сознавшийся педераст. Он не говорит: «мне не нравится насиловать детей», «мне не нравится злоупотреблять доверием моих учеников» или «мне не нравится пользоваться властью, присущей моему положению учителя».

«Я не мог избежать соблазна», заявляет сознавшийся педераст. Но это неправда. Он не злоупотреблял своей властью над детьми как простудившийся, который не может не чихать. Он прекрасно знал, как надо было это делать так, чтобы его не поймали. На жертву —ребенка— возлагается ответственность за соблазн, которого педераст «не мог избежать».

«Я принял веру и теперь уже давно, как не вступаю в половые отношения», подчеркивает сознавшийся педераст. Он даже не понимает, что, пользуясь детьми, он не вступал в половые отношения — он вершил насилие. Как многие не понимают, что насилие — это не только побои — ведь, что может быть насильственней, чем вынужденный интимный контакт.

Любое сексуальное насилие связано не столько с сексом, сколько с осуществлением власти. Некто, наделенный реальной (учитель в школе, начальник на работе, отец дома) или символической властью (капеллан над верующими, мужчина над женщинами, богатый над бедными), принимает решение использовать эту власть, чтобы принудить к интимным отношениям, в которые вторая сторона, при других обстоятельствах, не вступает или даже не в состоянии вступать.

Если этот педераст смог злоупотреблять своей властью над своими учениками на протяжении нескольких десятилетий, если он и сейчас делает какие-то скотские заявления и, при этом, еще пользуется чьей-то жалостью («бедненький — он больной»), то только благодаря пособничеству всего общества. А далее следует то, что вы не хотите читать.

Он сделал это благодаря учебному совету, до которого доходили слухи, но он предпочитал смотреть в другую сторону («Ну трогает девочек за попку — и что?», приходится нередко слышать). Благодаря родителям, которые видели, что с ребенком что-то не то, но не осмеливались подумать, что он подвергается насилию («У нас дома такого не бывает», успокаивали они себя). Благодаря руководителям, которые, когда факты скрывать стало невозможно, прилагают все усилия к тому, чтобы свести на минимум отрицательные последствия для школы («Это отрицательно влияет на наш имидж — еще подумают что мы все тут насильники!»). Благодаря коллегам, которые прекрасно знали, что происходит, но лишь посмеивались («Небось он гомик!»). Благодаря журналам, которые используют в рекламе десятилетних девочек. Благодаря дегенерату, который заявляет на телевидении, что ему симпатичны несовершеннолетние, и тому, кто подхихикивает ему. Благодаря тем, кто говорят, что ничего не поделаешь («Это больные, которых можно пересчитать на пальцах  — я таких не знаю.»), вместо того, чтобы запускать программы по предотвращению домогательства в школах.

И то, что вы точно не хотите читать: если вы не предпринимаете активных действий против педерастии, если вы молчите, когда надо говорить, или затыкаете рот, когда надо слушать, да, это также и ваша вина.

No hay comentarios:

Publicar un comentario en la entrada